История противодействия терроризму | Из истории борьбы с терроризмом в СССР. Часть 4



Историческая справка о противодействии терроризму



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Из истории борьбы с терроризмом в СССР


Отметим, однако, что уже тогда Ю.В.Андроповым была осознана эта всепланетная зависимость и взаимосвязь Советского Союза со всем миром.

В качестве примеров приведем следующие факты.

3 июня 1969 г. вооруженной группой из трех антисоветски настроенных жителей Ленинграда был захвачен самолет "Ил-14", совершавший внутренний рейс по маршруту Ленинград - Таллин (о данном факте в советской печати не сообщалось, поскольку теракция была быстро пресечена силами самого экипажа самолета. Все четыре члена экипажа были награждены орденами Красного Знамени и Красной Звезды).

15 июня 1970 органами КГБ в ленинградском аэропорту "Пулково" была пресечена подготовленная при участии израильских спецслужб акция по вооруженному захвату и угону за границу пассажирского самолета[5].

Обратим внимание еще и на следующие обстоятельства, характеризующее проблему противодействия политическому терроризму.

Ныне нередко забывается, что, в определенном смысле слова, Россия в XIX веке явилась "родиной политического терроризма" как метода политического действования[6].

Следует однако подчеркнуть, что появление политического терроризма в России не было чем-то уникальным в тогдашней Европе; террористические идеи развивались в работах германских, итальянских, французских и других европейских радикалов, и оказывали заметное влияние на умы и настроения наших соотечественников[7].

Влияние радикальных идей из-за рубежа было установлено следствием и по делу Д.В.Каракозова, совершившего первое покушение на Александра II, и его московских единомышленников ("ишутинцев"), и на сподвижников С.Г.Нечаева.

Другое дело, что рожденные в то время в нашей стране идеи С.Г.Нечаева, Н.Н.Морозова и других народовольцев, а затем и политическая практика "Боевой организации" партии социалистов-революционеров в 1902-1907 годы стали исходной идеологической основой "левого", точнее - "левацкого", терроризма, получившего наиболее широкое распространение в середине прошлого века. Следует также отметить, что феномен политического терроризма привлек внимание отечественных правоохранительных органов еще во время своего зарождения. И если первым российским криминологическим исследованием феномена политического терроризма можно считать работу Н.Н.Голицына "Хроника социалистического движения в России. 1878-1887. Официальный отчет.", подготовленную в 1888 г., то следующим явилась книга генерала Отдельного корпуса жандармов А.И.Спиридовича "Партия социалистов-революционеров и ее предшественники", выдержавшая два издания в 1916 и 1918 гг..

Следует также подчеркнуть, что для названных и других первых отечественных исследований феномена терроризма было характерно понимание его социальной обусловленности, в связи с чем "рецепты" лечения этой "дурной болезни общества" отнюдь не ограничивались лишь только репрессивными мерами.

Мы специально обращаем внимание на данные обстоятельства, поскольку, по нашему мнению, деструктивно-разрушительный, социально-криминальный феномен "левого" терроризма отнюдь еще не стал достоянием прошлого и не исчерпал своего разрушительного потенциала.

Не следует только ошибочно олицетворять российских социал-демократов (большевиков) с адептами и апологетами "революционного терроризма"[8].

Поскольку нередко и сегодня доводится слышать о том, что, якобы, большевики и коммунисты в последующие годы "героизировали" террористов, для опровержения подобных утверждений обратимся к главному историко-идеологическому документу 30-х - 50-х годов прошлого века - так называемому "Краткому курсу истории ВКП(б)".

В нем подчеркивалась ошибочность политического терроризма исторических предшественников социал-демократов, его бесполезность: "Убийством отдельных лиц нельзя было свергнуть царское самодержавие, нельзя было уничтожить класс помещиков. На месте убитого царя появился другой - Александр III, при котором рабочим и крестьянам стало жить еще хуже.

Избранный народниками путь борьбы с царизмом посредством отдельных политических убийств... был ошибочным и вредным для революции"(выделено мной - О.Х.)[9].

Важно также подчеркнуть, что, на наш взгляд, обращению к террористической деятельности во всем многообразии ее деятельностно-криминальных проявлений, предшествуют глубокие духовно-нравственные и психологические трансформации личности, что необходимо учитывать для организации эффективной системы противодействия и криминологической профилактики терроризма.

При образовании 5 управления согласно приказу председателя КГБ от 25 июля 1967 г. N 0096 на его 5 отдел были возложены задачи:

- оказания практической помощи местным органам КГБ по предотвращению массовых антиобщественных проявлений;

- розыск авторов анонимных антисоветских документов - листовок, "воззваний", "обращений", инструкций и т.п., - содержащих угрозы или призывы к совершению государственных преступлений, насильственных противоправных действий;

- проверка и организация работы по сигналам о вынашивании террористических намерений.

По поводу розыска авторов анонимных документов, содержавших угрозы осуществления теракций, Ф.Д.Бобков отмечал, что, как показывал опыт, к ним следовало относиться серьезно, поскольку нередко их исполнители извещали о своих намерениях рассылкой анонимных требований или ультиматумов. С рассылки анонимных угроз начал В.Ильин, в декабре 1969 г. осуществивший покушение на кортеж Л.И.Брежнева. С этого же начал и А.Шмонов, стрелявший в М.С.Горбачева на Красной площади 7 ноября 1990 г.[10].

Организация работы по сигналам о возможных террористических действиях со стороны иностранных граждан по-прежнему оставалась за ВГУ КГБ (в конце 89-х годов она была возложена на 11 отдел, который нередко осуществлял мероприятия совместно с 7 отделом 5 управления).






Наверх